Нейзман Александр Вилимович

Нейзман Александр Вилимович родился в1932 году 25 февраля в Белоруссии, в Витебской области, Оршанском районе, деревне Лобаны. «…Было в семье нас пятеро: три сестры и брат, все маленькие. Отец работал председателем колхоза, был коммунистом. Когда началась война, отца забрали в трудармию. Мы проживали на оккупированной территории в деревне Лобаны.В начале немецкие солдаты нас не трогали, но позже, когда стали появляться полицаи, из числа местных жителей перешедших на сторону немцев, нас стали преследовать, из-за того, что мой отец был коммунистом. Все семьи коммунистов и тех, кто доброжелательно относился к Советской власти стали угонять в Германию, в концлагерь.

Под конвоем нас пешком вели в Оршу, где делили на группы-семьями. Была поздняя осень и было очень холодно. Среди других семей были мои родственники-тетя и двоюродный брат Сергей, который вырвался из оцепления и переплыл реку, таким образом сбежав, но потом заболел от переохлаждения и умер. Немецкие солдаты с собаками, загоняли нас в вагоны, поскольку многие не хотели добровольно грузиться в них. Погрузив нас в неотапливаемые холодные теплушки, тогда так назывались вагоны, повезли в Германию. Поезда в то время ходили медленно и нас везли долго, кормили плохо, поэтому многие стали болеть уже по пути следования. Привезли нас в Германию в район города Кислен, (в настоящее время эта территория входит в состав Польши), а затем в концлагерь. Там нас снова под конвоем повели в барак приспособленный под баню, при этом заставили всех-мужчин, женщин и детей раздеться догола, где в начале всех без исключения остригали на лысо, а затем омывали холодной водой, после чего расселяли по баракам. Наша семья находилась в одном бараке, а тетя в другом, она хотела быть с нами, но нас разъединили, мы могли видеться и говорить только через сетку. Кормили нас плохо. Из-за этого в лагере началась массовая болезнь-тиф. Многие стали умирать, а ослабевших уводили как-будто в больницу, но на самом деле вывозили в другую часть  лагеря , где расстреливали, а затем сжигали тела в печах от куда был виден черный дым. Периодически приезжали местные жители, которые набирали из лагеря работников. И однажды нам посчастливилось:приехала какая-то женщина и выбрав из строя, забрала нашу семью к себе на работу. Я был уже сильно болен и не мог стоять на ногах, меня поддерживали мои сестры, и эта женщина видя мое состояние, все равно выбрала именно нашу семью. И еще две семьи кроме нас. Привезли нас в поселок, точно не помню, но вроде под названием Медлен. Нас поселили отдельно, в старом здании школы. У меня была высокая температура, но в поселке были врачи, которые меня и вылечили. Здесь нас стали кормить лучше и я чудом выжил. Всю войну в этом поселке работали на сельскохозяйственных работах: сажали картофель и другие культуры, пололи и убирали. В этом поселке в каждом дворе было много гусей, которых пас парень по имени Курт. Кто-то мне подарил гармонь, кто именно не помню, на которой я научился играть и когда играл все гуси ходили за мной.

Когда советские войска вошли на территорию Германии нас освободили и предписали двигаться на территорию Польши. Туда мы добирались на лошадях и быках, шли по асфальтированной дороге, быки стирали копыта до крови, мы обматывали их тряпками, а по дороге, в пути нашего следования, кругом лежали  разложившиеся трупы солдат, как русских так и немецких и разбитая техника-пушки и танки. Добрались мы до фильтрационного лагеря, на территории Польши, где нас взяли под конвой уже советские солдаты. Целый месяц нас допрашивали, как мы попали в концлагерь и по какой причине, выясняя — не являемся ли мы предателями. После этого нас снова погрузили в теплушки и повезли в Минск. 5 мая 1945 года нас привезли на родину в Белоруссию, и хотели нашу семью отправить в Казахстан, но моя мама вывела нас детей на перрон, и усадилана наши пожитки. Солдаты силой хотели нас погрузить в теплушки, но мы сопротивлялись. И тогда нам  сказали, что мы вас расстреляем. В это время подошел полковник, которому мать сказала, что никуда с детьми она не поедет, родилась и выросла в Белоруссии, а если хотят ее расстрелять, пусть расстреливают вместе с детьми прямо здесь на перроне, и тогда этот полковник отпустил нас.

После этого мы приехали в свою деревню, которая была полностью уничтожена и возвратившиеся жители копали себе землянки в виде погребов,где и жили. Трудно было после войны, нечего было кушать, обогревались тоже кое-как. Боялись ходить в лес за дровами, поскольку кругом были мины и бегали брошенные немцами одичавшие собаки, они были страшнее волков. Через какое-то время, после того как мы вернулись, встретилась знакомая женщина, она сказала что мой отец жив. Так мы и встретились с отцом на родине. В 1955 году я поехал к сестре в гости в Чащницкий район село Бояры. Там и познакомился со своей будущей женой Ольгой Ильиничной. Устроился там на работу трактористом. За достигнутые высокие производственные показатели в социалистическом соревновании в период весеннего сева был награжден Почетной грамотой. 7 мая этого же года я женился. В 1962 году все стали уезжать на целину Казахстан. Вместе со всеми мы приехали в Казахстан в Ульяновский район (ныне Бухар-жырауский) в Миньковку (ныне Байкадам). Здесь я устроился на работу трактористом, а жена телятницей. В1965 году вступил в ряды Коммунистической партии. Потом меня перевели бригадиром тракторной-полеводческой бригады и там работал до выхода на пенсию».

 

Имею награды:медали «Ветеран труда», «За доблестный труд», юбилейные медалями, награжден знаком «Отличный дружинник КазССР».



Яндекс.Метрика                                                                                      100400 Карагандинская область, Бухар-Жырауский район,
поселок Ботакара улица Бухар-Жырау ,70
Телефон 872154-22290 e-mail: bukarbiblio@mail.ru



Designed by © 2019