Безъязыкова Зоя Евгеньевна

Безъязыкова Зоя Евгеньевна родилась в Белоруссии, в городе Борисове, в большой, но очень бедной семье. В школу бегала босиком, в неотапливаемых классах озябшими руками старательно выводила красивые мирные слова…  

Не успели получить свидетельство о семилетнем образовании – все мечты разбила война. В одиннадцать лет осталась единственной опорой двум младшим братьям и стареньким родителям.

…Борисов фашисты оккупировали почти сразу. А потом началась отправка местного населения в Германию. Первое ,что увидела Зоя за колючей проволокой пересыльного лагеря в городе Шнайдемюль — тысячи пленных , худые, словно отмеченные печатью смерти лица, с болью в глазах.

Девочек обули в деревянные колодки и  шеренгой погнали по улицам города. Выходившие поглазеть жители смеялись, показывали пальцами. Это зрелище они видели не в первый раз – шел 1943 год – и знали, куда гонят пленных. Пленных ждала «баня». Их раздели донага, и толстая немка из большого ведра мазала всех чем-то черным и вонючим. До «бани» нужно идти километра три. Идти под прицелом автоматчиков. При этом все пленные должны были держать руки по швам… Фашисты хотели отнять у своих невольников последнее — человеческое достоинство. Тогда, в бане, стоя под струей холодного душа, многие молодые девушки беззвучно плакали.

Саннес – самое северное место Норвегии. Здесь и находилось поселение для советских рабов. Норвежцы были первыми, кто посочувствовал советским девушкам. Ежедневно, когда тех вели с работы в барак, жители выходили на улицу и совали в руки голодным какую-нибудь снедь.

 

О том, что закончилась война, они узнали только на третий день. Длинный состав стоял в Саннесе около месяца, пока не собрали всех невольников Норвегии. И их повезли на Родину…